?

Log in

No account? Create an account
о рациональности (а не только банальности) зла - grey_dolphin [entries|archive|friends|userinfo]
grey_dolphin

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

о рациональности (а не только банальности) зла [Jun. 18th, 2016|03:39 pm]
grey_dolphin
[Tags|]

Интересный материал, раскрывающий мотивацию Трофима Лысенко (и многих других лысенок в разных сферах): «… я всегда был белой вороной. Я не мог получить хорошего образования, как Вавилов и другие генетики. Я был обычным крестьянином, я не знал иностранных языков, но я знал свою землю и свои злаки, знал лучше, чем люди, всю жизнь просидевшие в лабораториях. И я создал свою теорию, лучшую, чем создали они, но так и остался белой вороной – посмотрите, рядом со мной даже никто не хочет сидеть за обедом…» http://www.svoboda.org/content/article/27797500.html

Иначе говоря, Лысенко со своим низким уровнем культурного капитала глубоко завидовал более образованным коллегам во главе с Вавиловым и, воспользовавшись «окном возможностей», которое открывал для него сталинский режим, попросту выкинул в это окно своих конкурентов. В краткосрочной перспективе эта стратегия принесла ему немалый успех, в долгосрочной – невосполнимые потери. Я уж не говорю о невосполнимых потерях и для Вавилова и других генетиков, и для науки в целом. В более поздние времена аналогичным образом вели себя представители «русской партии» в науке, литературе и искусстве – часто (хотя и не всегда) не слишком хорошо образованные люди, боровшиеся с воспроизводством социального доминирования посредством культурного капитала, и прибегая в этой борьбе к антисемитизму как «последнему доводу» http://arzamas.academy/materials/939 Нечто подобное, хотя и в ином формате и в меньшем масштабе воспроизводится в России и сегодня (см. Ковальчук и РАН – даром, что с культурным капиталом в данном случае дело обстоит иначе). То есть, на самом деле движущей силой многих больших и малых бед в сфере интеллектуальной деятельности была и остается зависть к более успешным конкурентам, получающим более высокое как символическое, так и вполне материальное вознаграждение.

И – да, очень часто борьба клик – тех же научных школ или группировок («традиций») в культурной среде оказывается не более чем побочным эффектом зависти (это вовсе не только советский или постсоветский феномен). Однако дефицит культурного капитала создает у конкурентов дополнительные стимулы к тому, чтобы прибегнуть в этой борьбе к использованию административного ресурса. Орудиями борьбы становятся убеждение одного вождя в том, что лысенковцы – спаянные групповщиной враги, обещания другому вождю про рекордные урожаи кукурузы или впаривание третьему (который к тому же – бывший сосед по даче) «конвергентных технологий»... Замечу на полях, что стремление сторонников всеобщего равенства к преодолению социального доминирования, если и когда оно становится самоцелью, в таких условиях может нанести больший вред, нежели само социальное доминирование, но мой пост не об этом.

Разница состоит в том, что когда единственным арбитром в этой борьбе выступает Большое Начальство (неважно, Сталин, Хрущев, Путин или некий Самый Великий УчОный), то риск невосполнимых потерь в этой борьбе – и для ее участников, и для науки/культуры в целом – резко возрастает. Конечно, автономия, открытость и политические свободы сами по себе вовсе не означают, что в борьбе завидующих друг другу академических и/или культурных клик победят самые достойные. Сплошь и рядом «законодателями мод» в интеллектуальном мире становятся не те, чьи научные идеи и культурные продукты оказываются по-настоящему значимыми, а те, кто успешнее продвигает свои (не всегда значимые, а иногда просто бессмысленные, если не откровенно вредоносные) идеи и продукты и/или те, кто оказывается в нужное время в нужном месте. И да, зло, порожденное завистью – вполне себе рациональная стратегия борьбы за место под солнцем. Лысенко в этом плане – едва ли не чистый случай инструментальной рациональности, которая дополняет «банальность зла», но выходит за ее рамки: в случае Эйхмана речь шла о карьеристе-исполнителе, а в данном случае – о карьеристе-активисте.

По большому счету, почти всякий активный завистник, не сталкивающийся с институциональными и политическими ограничениями, скорее всего, мог бы вести себя примерно так же, как Лысенко. И здесь важно понимать, что институциональные и политические ограничения сами по себе не всегда способны помочь тому, чтобы добро победило зло. Но они могут минимизировать пагубные последствия зла: автономия, открытость и политические свободы препятствуют тому, чтобы даже при худшем исходе борьбы клик лысенки могли уничтожать своих конкурентов физически и полностью губить на корню их лаборатории. А это не так уж и мало…
LinkReply

Comments:
From: Тестов Тестов
2016-06-18 05:43 pm (UTC)
Мне кажется, что трудно если не невозможно определить понятие "науки в целом", как и, например, "культурного багажа". Деятельность Лысенко вряд ли была злонамеренной самой по себе - во всяком случае его мотивация, как он ее излагает, была вполне достойной - лучшая, де, теория.

Трудности начинаются тогда, когда существует представление, что существует одна правильная теория, а люди, исповедующие и преследующие другие теории поэтому - ретрограды или злонамерены и мешают прогрессу. Похожая ситуация сегодня, напрмер, в климатической науке. Материализм и марксизм в СССР поэтому автоматически означал, что из двух противоречащих теорий одна - вредительская.

Поэтому я не склонен возлагать всю тяжесть вины на Лысенко. Мне кажется он был простоват для злодея и завистника - роль Сальери ему не по плечу. Силой окружающих обстоятельств он оказался на стороне вурдалаков.
(Reply) (Thread)