grey_dolphin (grey_dolphin) wrote,
grey_dolphin
grey_dolphin

Categories:

Мэри

Cегодня Европейский университет в Санкт-Петербурге присудит степень почетного доктора ЕУСПб Мэри Маколи:

Mary McAuley is an Associate of the International Centre for Prison Studies. She was Fellow in Politics at St Hilda's College Oxford until 1995, with earlier posts at the universities of York and Essex. Dr Mary McAuley is an author with an internationally recognised expertise in Soviet and Russian politics. Her publications include Children in Custody: Anglo-Russian Perspectives, (Bloomsbury Academic, 2009), Russia's Politics of Uncertainty (Cambridge University Press, 1997) and Soviet Politics 1917-1991 (Oxford University Press, 1992), Bread and Justice: State and Society in Petrograd 1917-1922, (Oxford: Clarendon, 1991). Between 1995-2002 she headed the Ford Foundation's Moscow Office, with particular responsibility for the human rights and legal reform programme.

О той роли, которую Мэри сыграла в науке и в деятельности ЕУСПб, сегодня еще будет сказано немало. А этот пост – о роли Мэри в моей жизни: роли, прямо скажем, выдающейся.

Мы познакомились с Мэри в первые дни сентября 1991 года. Тогда я числился в питерском филиале Института социологии (еще АН СССР), работа там у меня не клеилась, и я думал о других вариантах продолжения карьеры. Но тут случился путч, я провел три дня и три ночи в Ленсовете, благодаря чему стал свидетелем ярких событий городской политической жизни. Вскоре в Питер приехала Мэри, которая собиралась писать книгу о локальной политике в России и пыталась найти кого-то, кто мог бы ей рассказать о том, что происходило в городе в дни путча. Ей рекомендовали меня; мы проговорили пару часов, Мэри распросила у меня все возможные детали, и предложила продолжить разговор завтра. На следующий день она предложила мне работу в своем исследовательском проекте в качестве research assistant с фантастическим по тем временам окладом 100 фунтов в месяц в течение года и заодно обещала найти в Оксфорде деньги для того, чтобы я мог провести там два месяца на научной стажировке. Это был лотерейный билет, принесший мне неоднократный и долгосрочный выигрыш.

Если вывести за скобки первую мою зарубежную поездку в Оксфорд, то работа как таковая заключалась в следующем. Помимо организации для Мэри интервью с питерскими политиками, я приходил каждый понедельник в 10 утра в квартиру, которую купила Мэри на Васильевском острове (много позже она продала ее мне на более чем льготных условиях), и должен был ответить на любой вопрос своей работодательницы, касающийся российской политики. Если я не мог ответить сразу, брал тайм-аут на неделю, читал газеты, искал материалы etc. и докладывал о результатах в следующий раз. Совместная работа повлекла за собой написание совместной статьи (для меня она стала первой публикацией по-английски, а для Мэри – единственной статьей в соавторстве). Но главное: Мэри тратила свое время на то, что учила меня профессии: советовала, что именно надо читать, какие именно вопросы перед собой ставить, как именно опыт других стран может быть полезен для понимания политики в России, и т.д. Не могу сказать, что я во всем следовал ее советам: немалая часть reading list образца 1992 года не прочитана и по сей день... Конечно, полноценным специалистом в профессии я так и не стал (да и по сей день ощущаю себя любителем, уступая по уровню подготовки даже средним выпускникам любой британской аспирантуры). Но лучше быть самоучкой, чем совсем уж неучем...

По окончании работы с Мэри наши дороги разошлись: она уехала в Оксфорд, я мотался между Питером и Москвой. Когда мы встретились вновь в начале 1995 года, Мэри сообщила мне, что она собирается оставить Оксфорд и приехать в Питер, чтобы работать в создававшемся тогда новом Европейском университете, а, кроме того, собирается писать учебник по российской политике, и предложила мне вместе с ней включиться в оба этих начинания. Но спустя несколько месяцев Мэри ушла на должность руководителя представительства фонда Форда в Москве, ну а я... остался в Европейском университете. Мои новые работодатели такому появлению вместо Мэри нового сотрудника – самоучки «по блату» - были не слишком рады, и мне позднее пришлось приложить немало усилий, доказывая свои credentials. Но этот опыт оказался полезным во многих отношениях.

Та самая книга Мэри вышла в 1997 году, она подарила ее мне с дарственной надписью «это предисловие к той настоящей научной работе, которую ты будешь писать» (отношение у меня, да и у самой Мэри к этой книге и впрямь неоднозначное... хотя 94 ссылки по Google Scholar на свои труды мне, что называется, и не снилось). Потом, когда мы вместе с Григорием Голосовым выпустили сборник научных трудов под нашей редакцией на английском языке, то посвятили его Мэри.

Сейчас Мэри на пенсии, живет в Лондоне, работает бабушкой семерых внуков, от всей души болеет за «Арсенал» с Аршавиным, и – продолжает научную работу. Она пишет новую книгу, которая будет посвящена анализу правозащитного движения в современной России. Не знаю пока, каков будет результат, но уверен, что читать эту книгу будет интересно. А я сам учу новые поколения слушателей и в качестве научного руководителя стараюсь относиться к своим подопечным не хуже, чем Мэри относилась ко мне. Увы, у меня получается не всегда.

У меня не было формальных научных руководителей. Но Мэри, как своей руководительнице «по жизни», я бесконечно благодарен...
Tags: образование, политическая наука
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments