Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Россиянам могут запретить ввозить пармезан и хамон

Россиянам могут запретить ввозить пармезан и хамон

Вместе с мясными и молочными изделиями в страну могут попасть опасные вирусы животных, считают производители мяса и Минсельхоз

Posted by Vladimir Gel'man on 25 Apr 2019, 06:09

from Facebook

страна ржаного хлеба

Прожив в Финляндии в общей сложности более четырех лет, я недавно узнал, что в финском Макдональдсе есть гамбургеры с ржаным хлебом - как мясные http://www.mcdonalds.fi/fi/product/ruis-feast.html так и вегетарианские http://www.mcdonalds.fi/fi/product/kasvis-ruis-feast.html Мясной Ruis Feast оказался вполне себе съедобным - по крайней мере, на мой не слишком изысканный вкус.

Будучи большим любителем ржаного хлеба, я, однако, не знаток фаст-фуда: есть ли что-то похожее в других странах (в России, насколько я знаю, нет)?

про Бродского и Бутербродского: цена безразличия

В доме на набережной Макарова, где некогда жил Бродский, теперь расположен бар-кафе "Бутербродский". Как нетрудно догадаться, бутерброды занимают в меню не последнее место. Место неплохое, бутерброды вполне себе большие и довольно вкусные, но вот цены "кусаются". Капучино с бутербродом обошелся почти в 500 рублей (6.5 евро) - это сопоставимо с ценами в некоторых кафе в Хельсинки.

Я всегда был и, наверное, так и останусь безразличен к поэзии вообще и к поэзии Бродского в частности. Столь же безразличен я, наверное, останусь и к Бутербродскому. Но теперь я знаю, что безразличие стоит 500 рублей...

ресторанный день: кулинарная география

IMG_6361

Ресторанный день в Хельсинки - настоящий праздник не только кулинарии, но и географии, в котором принимают участие и заведения общепиита, и индивидуалы. Большинство столиков и палаток, оккупирующих в этот день улицы и скверы, представляют кухню разных стран и народов. Помимо грузинского хинкали, можно попробовать, например, украинское zarkoe (жаркое):

IMG_6373

индийскую еду:

IMG_6378

испанскую:

IMG_6379

ну и заодно в молдавский платочек принарядиться еще:

IMG_6382

Российской еды мне вчера встретить не удалось, но коллега, с которой мы пересеклись на Эспланаде, сообщила, что в Тееленлахти предлагают русские блины - так что моя прежняя информация о том, что кулинарный "русский мир" на ресторанных днях в Хельсинки не представлен, http://grey-dolphin.livejournal.com/693533.html оказалась неточной.

Впрочем, так ли важен флаг той или иной страны, когда тебе предлагают самодельную продукцию?

IMG_6369

Важное уточнение: ресторанный день - это еще и благотворительность

IMG_6356

счастье = хачапури? :)

khachapuri

является ли хачапури эквивалентом счастья? для ответа на вопрос достаточно посмотреть на это фото:

khachapuri2

в Хельсинки вкусный хачапури (и много других блюд грузинской кухни) можно попробовать в кафе Pikku Georgia https://www.facebook.com/georgialainenravintola - что называется, всячески рекомендую. Ну и самый известный в России финн тоже со мной солидарен :) http://www.hs.fi/ruoka/a1444186401786

почему хлеб в России дороже, чем в Финляндии

image

Хлеб Рейссумиес (Reissumies), который выпускает финская фирма Fazer, начиная с 1978 года, с 2014 года начал производиться и в России - на хлебозаводе "Хлебный дом" http://www.hlebnydom.ru/ в Санкт-Петербурге http://www.fazer.ru/Brands/reissumies/ Упаковка хлеба российского производства по объему ровно такая же, как у финского прототипа (хотя недавно изменились ее дизайн и форма). Насколько я понимаю, по крайней мере часть сырья, из которого делают российский хлеб - российского происхождения, работники "Хлебного дома" получают российские зарплаты (которые куда ниже финских), etc.

Так вот, о ценах. В "Перекрестке" на Среднем проспекте Васильевского острова 5 сентября 2015 года упаковка хлеба стоила 59 рублей (78 евроцентов по официальному курсу). В K-Supermarket в Камппи 6 сентября 2015 года - 49 евроцентов. Отмечу, что в Финляндии уровень монополизма в розничной торговле намного выше, чем в России (около 80 процентов продовольственного рынка контролируется двумя сетями), поэтому грешить на торговые сети нет оснований. Тогда почему хлеб в России стоит дороже, чем тот же самый хлеб в Финляндии?

как я стал ресторанным критиком

Сегодня в Хельсинки - очередной ресторанный день. Раз в три месяца все желающие могут развернуть в специально отведенных местах столик или палатку и предложить всем желающим любую еду и напитки (кроме спиртных). Поддавшись общему настрою, я решил тоже на день сменить профессию и попробовать себя в роли ресторанного критика, отправившись на самый людный из объектов ресторанного дня в городе - на Эспланаду, где насчитал свыше 80 столиков с едой и напитками из самых разных стран: Бразилия, Иран, США, Мексика, Пакистан, Филиппины... кулинария и стили презентации на все вкусы, вплоть до колоритно одетых камерунцев с шоу на барабанах. Еды, идентифицируемой как российская, на Эспланаде мне обнаружить не удалось, хотя не исключаю, что ее предлагали где-то в других местах в городе. По сообщению сайта Yle, в районе Каллио желающие могли попробовать украинскую еду http://yle.fi/uutiset/v_etot_restorannyi_den_mozhno_otvedat_ukrainskogo_kulesha/7416188 но дотуда я не добрался

Должен оговориться, что ресторанный критик из меня аховый. Во-первых, мой фотоаппарат остался в Питере, а на телефон снимать я не хочу (да и не умею). Во-вторых, по объективным причинам (из-за диабета) мимо меня проходят вся выпечка и все сладкое, поэтому эту сторону ресторанного дня я могу оценить лишь как обильно и разнообразно представленную, и не более того (но и не менее). Я также прошел мимо и финской палатки с рыбными блюдами в ассортименте - да, очень вкусно, но эту еду и без того можно попробовать каждый день. Не слишком впечатлили меня многочисленные тайские и индийские столики с довольно однообразным набором блюд и весьма непритязательным стилем презентации. В итоге моя - более чем субъективная - тройка призеров выглядела следующим образом:

3-е место - "паэлья из Валенсии". Вкусно и красочно - само собой (иначе какая же это паэлья?), но и пара крупных мужчин - поваров в бело-зеленых фартуках делала свое дело весьма артистично, успевая общаться с публикой и отпускать шуточки.

2-е место - "турецкие котлетки". Самое вкусное мясо на свете - это баранина, и турки замечательно ее готовят. Пожилой турок в шапочке, напоминающей феску, положил довольно щедрую порцию котлеток из баранины, хотя попробовавшие ее россияне громко в присутствии хозяина столика начали возмущаться ценой в 10 евро... турок, кажется, догадывался, о чем они говорят, но продолжал хитрО улыбаться в усы.

1-е место - "грузинский шашлык". Живущая в Хельсинки русскоязычная семья - муж с женой и двое детей - собрали возле своего столика с маленьким флажком Грузии, наверное, самую большую очередь. Мангал отчаянно дымил, хозяин сокрушался тому, что захватил с собой недостаточно зелени ("в прошлый раз тоже не хватило, куда она вся девается?"), дети усердно подавали питу и принимали оплату... а посетители - в основном русские - ели, нахваливали и становились за добавкой. Наверное, если "русский мир" и существует, то он из таких эпизодов и состоит - а вовсе не из того кошмара, который пытаются навязать окружающему миру Кремль и его сподручные.

вялотекущая синофилия

"Синофилия" - это любовь к Китаю, которую, судя по массовым опросам, испытывает большинство россиян. Левада-центр утверждает, что доля синофилов в России в последние десять лет колеблется в разные моменты времени от 65 до 77% http://www.levada.ru/05-06-2014/otnoshenie-rossiyan-k-drugim-stranam а по данным ФОМ 74% россиян считают Китай дружественной страной. Примечательно, что при этом 64% россиян считает Россию более влиятельной в мире страной, нежели Китай http://fom.ru/Mir/11460

На чем основана такая любовь к стране, о которой россияне по большей части почти ничего не знают (если бы знали, то вряд ли 64% считали бы Россию влиятельнее Китая)? Спроси тех же респондентов, кого из деятелей китайской культуры они знают - вряд ли кого вспомнят, кроме Джеки Чана. Китайские бренды - ну хорошо, если Lenovo назовут (впрочем, далеко не все знают, что китайское). Разве что в китайских ресторанах многие бывали... Конечно, в России есть и "идейные" синофилы - например, экономист Владимир Попов, полагающий китайское политическое и экономическое устройство образцом для всего мира и мечтающий о мировом господстве Китая. Но это - исключение. А по большей части, объектом синофилии в России является не столько реальный Китай, сколько существующие в головах респондентов воображаемые образы. У некоторых пожилых людей, возможно, еще в памяти лозунги 1950-х годов ("русский с китайцем - братья навек"), кто-то, глядя на экономический рост Китая, выражает тоску по несбывшимся ожиданиям преобразований эпохи перестройки, а кто-то видит мир исключительно через призму антиамериканизма и готов "дружить против США" с кем угодно (и Китай здесь не худший кандидат в друзья, иные и на Аль-Кайеду согласны...) Характерно, что синофилия редко проявляется в активной форме - часто ли мы сталкиваемся с теми россиянами, кто стремился бы переехать жить в Китай или хотел бы, чтобы их дети вступили в брак с китайцем/китаянкой? Те, кто проявляют к Китаю активный интерес, делают это по большей части по прагматическим соображениям (работа, бизнес) - не более того, но и не менее.

Российскую синофилию, скорее, можно сравнить с пустыми и бесплодными мечтаниями не слишком умной одинокой женщины пост-бальзаковского возраста. Представим себе амбициозную соседку Р. со следами былой красоты на лице, в силу своего высокого самомнения и стремления навязывать свою позицию окружающим растерявшую былых поклонников. Давний роман с партнером Е. угас, она ему надоела своими обидами и претензиями, Е. не до нее, хотя время от времени он и заходит в принадлежащее Р. кафе на первом этаже за испеченными ею пирожками. Его друг А., в которого Р. была некогда безуспешно влюблена, с Р. вообще считаться не хочет, пирожков ее не ест и заодно Е. уговаривает поменьше с ней общаться. В довершение всех бед соседка У. этажом ниже, которую Р. вообще никогда не воспринимала всерьез, назло Р. закрутила роман с Е., да еще и за пирожки не платит... Р. отомстила У. по полной программе, показав всем соседям свою крутизну: забралась к У. в квартиру, отобрала у нее украшения, которые сама некогда подарила, а заодно выпустила на ее кухню пару тараканов (о том, что тараканы вскорости приползут к ней самой, Р. предпочитает не думать). Но отношений с Е. эти разборки не улучшат, роман ушел в прошлое навсегда, Е. все реже приобретает пирожки Р. и грозит от них вовсе отказаться. А оставаться одной совсем тоскливо. И тут Р. вспоминает о соседе К., на которого она долгое время и внимания не обращала, а он разбогател, приоделся и выглядит мужчиной хоть куда. Такого можно и пирожками бесплатно угостить, лишь бы так, чтобы Е. позавидовал. Сам К. не слишком обращает внимание на Р., у него свои заботы, деловые терки с А., да и пирожками от Р. он интересуется мало, предпочитая столоваться у самых разных соседок. Что остается в такой ситуации Р? Вздыхать об упущенных шансах с Е., лелеять образ желанного К. и мечтать-мечтать-мечтать о том, как однажды они с К. пройдутся за ручку по улице на глазах соседей, как она, поравнявшись с Е., высунет язык и скорчит рожу былому поклоннику и заодно еще и А. пару слов выскажет (а в сторону У. так даже и не посмотрит), а потом К. при всех ее расцелует, посадит в роскошный автомобиль и увезет в светлое будущее. Но ничего этого на самом деле не будет. Р. так и останется стареть одна, презираемая всеми соседями (и прежде всего К., который поживится за ее счет и в итоге бросит) и никому не нужная...

«А в пироге – подметка от ботинка»

Scholarly world (по крайней мере, в той его части, которая доступна моим наблюдениям) выглядит как набор двух параллельных миров – мира рейтингов и мира фан-клубов. В мире рейтингов критерием успеха scholars являются публикации, и значимыми фигурами являются scholars, выпустившие статьи и книги в более статусных журналах и издательствах и/или те, на чьи работы часто ссылаются (если на работу ссылаются часто, она не всегда хорошая, но если не ссылаются никогда, то работа, скорее всего, плохая). Мир рейтингов построен по принципу «каждый сверчок знай свой шесток», построен на узкой специализации (фраза Паркинсона об «эксперте по первым 30 минутам французской революции» не слишком далека от реальности) и гораздо ближе к имперсональности. Если сравнивать с видами спорта, то он похож на теннис: ценой упорного труда можно подняться на несколько ступенек вверх, дойдя до четвертьфинала в том или ином соревновании. Мир фан-клубов устроен принципиально иначе. Его основа – интеллектуальные гуру, получившие признание благодаря своим оригинальным идеям (часто идущим вразрез с общепринятым мнением), обладающие индивидуальной харизмой, порой помноженной на повышенную пассионарность и (обоснованно либо нет) претендующие на то, чтобы публично высказываться едва ли не на любые темы. Вокруг этих гуру клубятся фан-клубы из числа учеников, поклонников и последователей, создающих культы своих кумиров. Численность и интенсивность фан-клубов является критерием успеха гуру (одни из них имеют кафедральный масштаб, а другие – глобальный), а принадлежность scholar к тому или иному фан-клубу – признаком хорошего тона (впрочем, одни и те же scholars могут состоять в нескольких фан-клубах одновременно).

«Удельный вес» обоих этих миров и их динамика варьируются в зависимости от дисциплин, стран и даже отдельных вузов и кафедр, но пересекаются они редко. То есть, принадлежащие к этим мирам scholars могут даже сидеть в одном и том же офисе и вместе пить пиво по пятницам, но при этом содержательно не иметь ничего общего друг с другом. Столкновение академических цивилизаций происходит редко, поскольку scholars из мира рейтингов редко склонны забираться на территории мира фан-клубов (отчасти в силу узкой специализации, а отчасти из-за того, что им некогда, надо писать очередную статью). На вторжения scholars из мира фан-клубов на их территории scholars из мира рейтингов реагируют как на высказывания назойливых некомпетентных дилетантов (достаточно упомянуть имя Фоменко в среде историков). В свою очередь, scholars из мира фан-клубов зачастую склонны смотреть на scholars из мира рейтингов как на косных и скучных зануд. Но все же случается, что академическая судьба сводит представителей этих миров в одних и тех же аудиториях, и тогда полемика сводится к диалогу типа «здорово, кума / на рынке была» (например, «Ваш аргумент не подтверждается эмпирическими данными / это не так важно, моя задача – создать новую супер-теорию»). В итоге представители обоих миров остаются при своем мнении и движутся далее параллельными курсами…

Я всегда был и, наверное, навсегда останусь далек от мира фан-клубов. Отчасти оттого, что являюсь в профессии самоучкой, более-менее стихийно поднахватавшимся сведений из разных областей знания по книгам и статьям и попросту не успевшим вступить в чей-либо фан-клуб. Отчасти оттого, что харизма и пассионарность мне напрочь не присущи, и появление собственного фан-клуба мне не грозит. Но сталкиваясь с представителями мира фан-клубов и суждениями интеллектуальных гуру почти на все мыслимые темы «от Адама до Потсдама», порой вспоминаю стихи, которые любила цитировать моя бабушка:

«Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги нам сделает пирожник,
И получается в сапоге начинка,
А в пироге подметка от ботинка»